Статистика

mod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_counter
mod_vvisit_counterСегодня4
mod_vvisit_counterВчера3
mod_vvisit_counterЭта неделя4
mod_vvisit_counterПрошлая неделя23
mod_vvisit_counterЭтот месяц8
mod_vvisit_counterПрошлый месяц4026
mod_vvisit_counterВсе дни255200

Кто на сайте

Сейчас 2 гостей онлайн

Топ комментариев


| |

Глаза в глаза, как и 23 года назад

   Как и в любом другом городе, в нашем «Городе мастеров» живут не только отдельные мастера, но и целые семьи, увлекающиеся художественно-прикладным творчеством. Чета Мирошник – отличный тому пример. Вместе они уже двадцать три года, Елена Михайловна занимается декоративной росписью, бисероплетением, акварелью, иконописью, а Виталий Викторович – иконописью и росписью храмов. Где они этому научились, как это получается и что они умеют делать еще – об этом мы и хотим рассказать вам сегодня.

...А родились – в Сибири
   И Елена, и Виталий родились и выросли в Кемеровской области. Она – в городе Мариинск, он – в областном центре Кемерово. С детства оба интересовались искусством, в частности, рисованием и росписью. «Виталий в детстве посещал изостудию при Дворце пионеров, но через пару лет бросил. Потом пробовал заниматься в других секциях, но, став старше, все же вернулся к рисованию. Служил в армии – делал стенды, оформлял дембельские альбомы. Я же просто любила рисовать, - рассказывает Елена.  - Мой интерес всегда подогревала мама, она тоже рисовала, и у нее это замечательно получалось. Потом пришло время выбирать профессию, и родственники уговорили продолжить семейную традицию - стать учителем. Но окончив педагогическое училище, я поняла, что душа все-таки лежит к рисованию».
   До двадцати двух лет Елена и Виталий не были знакомы, встретились, можно сказать, случайно – через общих знакомых. Через три дня уже было сделано предложение, еще через месяц – состоялась свадьба.
   После замужества Елена переехала в Кемерово, где была знаменитая фабрика декоративной росписи «Весна». При ней находилось училище, желающие могли там обучиться росписи подносов фирменным кемеровским стилем. Нетрудно догадаться, что вскоре наша героиня стала посещать эти занятия, а забегая вперед, скажу, что позже она и сама стала обучать уже своих учеников декоративной росписи.
Лепесток одним ударом
   Несведущий человек запросто спутает кемеровскую роспись с жостовской. И там, и там черный фон, яркие цветочки, красивый узор… кажется, что и техника одна и та же. На самом деле отличить эти два стиля можно, едва только взглянув на них. Так, кемеровская роспись однослойная (в жостовской же просматривается несколько слоев), потому кажется легкой, иногда – почти воздушной. Расписывая вещь в жостовском стиле, нужно сперва закрасить весь корпус цветка, а потом еще добавить тени, блики. Кемеровская же выполняется «одним ударом» - одним мазком кисти.
   Есть у этого стиля еще одна изюминка - двухцветность. На кисточку набираются две краски, смешиваются, аккуратно выполняются мазки- и лепестки, листочки, узоры получаются разноцветными. Выполнить таким образом можно что угодно – цветы, листья, травы, хвою, шишки – что подскажет фантазия. Правда, чтобы на подносе расцвел букет, нужно много упражняться, «почувствовать» краску, изучить основы композиции.
   Елена эту технику освоила в совершенстве, и, думаю, несогласных со мной не найдётся. Мастерица не только прекрасно пишет привычные розы, фиалки, ромашки, но и придумывает свои образы: подснежника, мимозы, ландышей, фантастического цветка, напоминающего орхидею. Порой выкладывает свои работы в Интернет, чтобы люди, увлекающиеся росписью, могли взять их на заметку. «Некоторые цветы, те же подснежники, я никогда не рисовала. Но когда меня спросили, как они пишутся, я взяла и разработала технику письма. Так, помогая кому-то, сама научилась новому».
Учёба в храме
   После окончания училища, Елена стала посещать воскресную школу при Знаменском соборе Кемеровской области, открытую членом союза художников Александром Сергеевичем Работновым. Там преподавалась иконопись. «Мне тогда очень повезло: рядом со школой строился храм – Знаменский собор, который нужно было расписать. Александр Сергеевич не стал приглашать профессиональных художников, а предложил попробовать тем,  кто занимается в воскресной школе. Надо ли говорить, что уроки (а художник продолжал учить нас) стали более интересными и долгожданными».
   Через пару таких занятий Елена пригласила в храм мужа, и ему нашлось занятие: А.С. Работнов предложил сделать капители и фризы (капитель - верхняя часть колонны. Прим. авт) для нижнего храма собора. Виталий согласился, и спустя время сам взялся за кисть. Получив благословение архиепископа кемеровского и новокузнецкого Софрония, супруги стали работать в паре: он пишет крылья, она – орнаменты. Конечно же, не обошлось без помощи наставника, но любовь к иконописи зародилась уже тогда.
   Позже, по книгам, Виталий освоил технику золочения сусальным золотом и научился золотить им стены, иконы. «Всё это делалось путём проб и ошибок, - вспоминает он. - Конечно, было сложно, но деваться некуда: других золотчиков в Кемерово тогда не было. Со временем же пришли и опыт, и  мастерство».
Переезд в Белгород
   Помимо Знаменского собора, Елена и Виталий расписали не один храм в Кемеровской области, в их числе – домовая церковь в кемеровском детском доме,  церковь св. Ильи пророка в селе Ильинка. В 1998 году по приглашению и благословению архиепископа белгородского и старооскольского Иоанна приехали на Белгородчину. Стали работать в Прохоровском районе нашей области. После Прохоровки расписывали Преображенский собор в Белгороде. Поскольку дом, дети – все это осталось в Кемерово, мастерам приходилось несколько раз в год ездить из одного региона в другой. Бывало, что по Москве (а ездить нужно было с пересадками) супруги гуляли чаще, чем по центру родного Кемерово. Спустя четыре года было принято решение об окончательном переезде.
   Здесь, в Белгороде, супруги продолжили своё дело. Виталий расписывает храмы, пишет иконы. Елена также занимается иконописью и декоративной росписью, акварелью, бисероплетением, декором бижутерии. После рождения младшей дочери она стала меньше принимать участия в росписи храмов – больше стала писать иконы на дому. Одна из них - икона Богородицы – «в родах помощница» - в храме Архангела Гавриила. Написать её  попросили молодые женщины, прихожанки, у которых не получалось зачать ребенка. Чудо или нет – но после того как икона появилась в храме, четверо смогли забеременеть.
   В семье самих Елены и Виталия трое детей: старший Иван, ему двадцать два года, Аннушка и Танюшка помладше – сейчас ходят в седьмой и третий классы. Все дети также занимаются творчеством. Правда, парню больше нравится музыка, он играет на гитаре, а вот девочки любят порисовать.
Шахтёрский труд
   Однажды во время росписи Преображенского собора на Виталия обратил внимание один из прихожан. Увидел, что художник сидит на козлах, и говорит: вот это работа – не мешки ворочать! Со стороны, наверное, так и кажется: можно спокойно сидеть, рисовать, никто тебя не трогает и всем хорошо. На самом деле это далеко не так. Поскольку расписываемые стены высотой в несколько этажей, работать приходится на многоярусных лесах. Означает это то, что подниматься-спускаться (с ведром воды, красками, кисточками, на обед, в туалет, в конце концов) приходится по нескольку раз в день. А если пишется большая фигура, допустим, высотой в несколько метров, то спуски-подъемы нужно совершать постоянно и быстро – иначе краска засохнет, а ведь таких «стыков» на фигуре быть не должно.
   Еще один момент – температура. Если работа идёт зимой, к примеру, под куполом и на сорокаметровой высоте, то художнику холодно (вверху храма же нет ни батарей, ни утепленных окон), если летом – напротив, очень жарко. Из-за сквозняков и смены температуры (внизу тепло - вверху холодно и наоборот) весь период работы не отступает простуда. Дополняют картину пыльные настилы лесов после шлифовки и штукатурки.
   «Это очень тяжёлый, напряжённый труд, - признаётся Елена. – На написание одной иконы уходит столько сил, что я каждый раз говорю себе: «Это была последняя!». Я месяцами выхожу из этого состояния, успокаиваюсь. А потом наступает период, когда мне самой хочется написать икону, да и люди просят – не откажешь ведь. Но напряжение остается всё равно, это уже не рисование цветочков, а серьезная работа, тут нельзя оступиться. Для меня это самый настоящий шахтёрский труд: тяжёло и морально, и физически».
Лягушачьи лапки
   Помимо всех остальных занятий и увлечений, чета Мирошник имеет еще одну небольшую страсть: к кулинарии. Хозяйка готовит, муж,  дети и друзья – лучшие дегустаторы. Удачнее всего, по словам Елены, ей удаётся выпечка: корзиночки, кексы, торты, хлеб…причем некоторые рецепты мастерица придумала сама. Говорить о них излишне - лучше попробовать приготовить самим. Вот, например, один из них, торт с кремом «Омичка»: печем обыкновенный бисквит (Елена берет шесть белков и шесть ложек муки,  стакан сахара), промазываем его сметанным кремом с сахаром. Прослойки делаем из взбитой со сливочным маслом сыром «Омичка», а сверху заливаем шоколадом и украшаем.
   Со слов Елены, рецепт этого торта сделан «по мотивам десерта тирамису». Но поскольку необходимый для итальянского лакомства сыр «Маскорпоне» не везде можно купить и стоит он достаточно дорого, его было решено заменить более привычной «Омичкой». Выходит и очень вкусно, и намного дешевле.
   Еще одно любимое и «коронное» блюдо Мирошник  называется  «Лягушачьи лапки». Берем куриную грудку, отделяем от костей мясо, отбиваем и нарезаем его полосочками. Затем добавляем соль и пряности, заливаем кефиром и даем настояться. После чего обваливаем каждую полосочку–лапку в муке и обжариваем на сковороде. После обжарки складываем всё в чашу и добавляем туда немного тертого чеснока. Перемешиваем, закрываем крышкой  - и спустя несколько минут блюдо готово! Вы спросите, а где же лягушки и почему такое название? Все просто: по точно такому же рецепту во Франции готовят лягушачьи лапки.
***
   В доме у Виталия и Елены легко и приятно – они с улыбкой встречают гостей, рады новым знакомым, с теплотой говорят о старых друзьях. Они любят свою семью, свою работу, своё хобби. Но, пожалуй, самое главное – это то, спустя двадцать три года совместной жизни, всех перенесенных трудностей и переживаний, они по-прежнему любят друг друга. Как я это узнала? Это же очевидно: когда супруги разговаривают, они всегда смотрят друг другу в глаза.
Алёна РОГОЖА.

 

 
Интересная статья? Поделись ей с другими:

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Яндекс.Погода