Статистика

mod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_counter
mod_vvisit_counterСегодня5
mod_vvisit_counterВчера3
mod_vvisit_counterЭта неделя5
mod_vvisit_counterПрошлая неделя23
mod_vvisit_counterЭтот месяц9
mod_vvisit_counterПрошлый месяц4026
mod_vvisit_counterВсе дни255201

Кто на сайте

Сейчас 1 гость онлайн

Топ комментариев


| |

   Без чувства своей страны – особенной, очень дорогой и милой в каждой её мелочи - нет настоящего человеческого характера. Эта чувство бескорыстно и наполняет нас великим интересом ко всему.

Константин Паустовский

 

Путешественные записки

Вёрсты Белогорья

   Судьба подарила десятилетнему отроку, солдатскому сыну Василию Зуеву счастливую встречу с М. В. Ломоносовым. И уже в четырнадцать лет В.Зуев возглавил экспедицию с заданием обследовать, а по существу - открыть низовье реки Оби. Подросток, школяр - это единственный случай в истории - стал землепроходцем, географом, этнографом. В тридцать с небольшим - Зуев уже академик, автор первого российского учебника естествознания «Начертание естественной истории...» - учебника, по которому будут учиться лицеист Пушкин и его друзья.

   В 1781 году В.Ф.Зуев получил от Академии наук задание изучить и описать города, реки, озера и достопримечательные места юга России. Результатом путешествия ученого явились «Путешественныя записки Василья Зуева от С.Петербурга до Херсона в 1781 и 1782 году». Записки содержат чрезвычайно интересные описания Белгорода и других мест нашего края в далеком XVIII веке.
   Вот несколько цитат из этой книги. Авторское написание и пунктуация сохранены. «Старый Оскол. Город... стоит при устье реки Оскольца в Оскол впадающей, на большой дороге из Курска в Воронеж.., в нем всех церквей девять, в том числе четыре каменные; казенного строения три корпуса для городничего и присутственных мест.
   15 дня августа 1781... Селенье…  иначе называемое Маячки, от Зоринского яму в 35 верстах отстоящее, оно стоит при вершине реки Ворсклы, склоняющейся в полдень. Хотя уже было поздно, однако в надежде хорошей погоды отправились мы далее к Белгороду и после немало о том сожалели, потому что ночь выпала такая холодная, что термометр стоял близко точки замерзания; мы, не довольно того, что всю ночь бились на таком холоду, под утро насилу ещё могли найти квартиру, гдеб пристать и отогреться. Впрочем места к Белгороду подымались выше, и хотя ровны, но дорога по причине своей узкости была весьма дурна, так что у повозок моих колеса немало попортились. На пути переехали мы два Ерика в глубоких долинах к Северскому Донцу текущие. Земля здесь была чернопещаная, под которою лежит толстый слой красноватого песку с суглинком, а под оным мергель. Чем ближе к городу подъезжали, тем становилось пещанее. Наконец приехали в Белгород.
   16 дня Августа 1781. Белгород, бывший прежде Губернский город, ныне по открытии Курского Наместничества заделанный уездным, стоит  в пространной долине при впадении реки Везелки в Северный Донец. Расстояние его от нынешнего Губернского города по большой Московской дороге 137 верст, а от Харькова 76. Положение его весьма хорошее, потому, что в открытой сей скатистой и сухой долине нет никаких неудобств, которыяб, жителям или препятствовали строением распространяться, илиб в житии причиняли какие-нибудь беспокойства: место под городом высоко и от наводнения безопасно; более пещаное, нежели глинистое, не делает в городе никогда грязи; сверху и снизу по Донцу защищен от сильных ветров довольно высокими меловыми горами.
   Река Донец, которая здесь течет от Севера к Востоку, шириною будет сажен десять (сажень - 2,13 м - Б.О.), а Везелка сажен семь или восемь, обе глубоки однако местами: ибо смываемая с гор дождями мергелевая грязь в реках ложится наподобие банок,  коих по причине плотности земли течение размыть не может;  оныя в летнюю пору пересыхают так, что по их почти сухо переходить можно. Сверх того по обеим рекам выше и ниже имеются мучные с просяными толчеями мельницы, которые ещё и более в реках, останавливая течение, по ежегодному в их от наносного на дне илу приращению, делают их отчасу мельче. Думаю, и наипаче Везелка, чрез несколько лет без сомнения совсем пересохнет: ибо подобная ей река повыше города к меловым горам от таковых же причин вся пересохла и только на устье на несколько сажен в длину воду имеет. Город хотя стоит на одной стороне промеж Донца и Везелки, включая пригородных слобод за Донцом лежащих, однако по причине бахчей, кои все по другую сторону Везелки находятся, имеется много лавяных через неё мостов и сверх того два для конной езды. Лесу в близости города нет ни на горах, ни по долинам, а только около речек есть мелкие кусты березника и ивок.
   Строение в городе по большей части деревянное, нехорошее, снаружи вымазанное глиною и выбеленное, всё рассеянное по ровному пространству будто кучками, меж коими прочее место занимают большие пустыри. Улиц прямых три, веденныя вдоль сего города смотря по течению реки Везёлки, между собою параллельны; равным образом и пересекающие их другие также прямы, но пустоши и прогалины между дурно построенных домов и самих собою весьма худых и старых, отнимают хороший вид у города, искажают положение места и делают весь город подобным разоренному и будто из одних развалившихся хижин состоящему. Он прежде разделялся по сотням, коих в городе было восемь, но ныне по новому учреждению разделяется только на четыре части под тем же названием сотен. В их во всех церквей восемь каменных и три деревянных; сверх того два деревянных монастыря, из коих в мужском две каменныя церкви, а в женском одна.
   К числу обывательских городских домов причисляются и пригородныя три слободы, Жилая, Новоселовка и Августова. По сему все вообще щитая число дворов простирается более 1650, в том числе каменных десять и две богадельни. Посреди города находятся купеческие деревянные лавки до семидесяти, а по городским пустошам обитают в палатках цыганы. Публичного строения: каменный богатой Архиерейский дом, в коем жительствует преосвященный Епископ Белгородский и Обоянский, духовная Консистория; деревянныя: губернская канцелярия, в коей ныне помещены уездные суды и архивы, кладовыя каменные две, городовой магистрат, баталионныя канцелярии; хлебной и соляной магазейны и артиллерийский двор. Жители суть купцы числом 427, мещане 1327, однодворцы 508, крестьяне 83, малороссияне 321 и цыган 89 человек; сверх того в особо поселенной в трех верстах от города слободе ямщиков 199 душ. Промыслы городских жителей состоят купечества в торгах в городе и по ярмаркам, в окольности сего города бывающим, а по том в скупании по уезду хлеба, меду, воску... Мещане промышляют равным образом или переторгавывая мелочными товарами или хлебопашеством и бахчами, а сверх того ломают камень , делают из него кирпичи на строение и жгут известь...»
   А вот описание того же маршрута, но уже полвека спустя. Опять о Белогорье. Цитирую «исторический и географический путеводитель», составленный в 1837 году по распоряжению курского губернатора графа М.Н.Муравьева: «...От Кочетовки до Яковлево... На первой версте встречается в правой стороне однодворческое село Курасовка (состоящее из 1040 душ) и до самого Белгорода тянется цепь 110 курганов, которые должны быть причислены по их положению к разряду сторожевых; чем ближе подъезжаете к харьковской границе, тем они чаще и, наконец, тянутся почти непрерывно цепью; эти курганы преимущественно расположены на самых возвышенных местах… из них один на 14 версте примыкает к самой дороге и называется Думчевым, но об нем нет никаких преданий.
   Далее видны село Кочетовка, хутор помещика Ильинского; за четырьмя же высокими курганами села Верхопень и Сырцы, а на 13 версте пересекает почтовую дорогу шлях Сагайдак, он идет от Крыма, минуя горы и селения, чрез Харьковскую губернию и слободу Томаровку до орловской границы.
   Отсюда в 15 верстах от дороги показывается Крапивное (2318 душ), однодворческое село Быкановка (274 души), деревня Маячки (568 душ), спускаясь по крутой горе около деревни Погореловки (187 душ), подъезжаете к станции, расположенной на горе в селе Яковлеве, и к верховью реки Ворсклы, знаменитой в истории тем, что на берегах её в древние времена толпились и беспрестанно разъезжали половецкие полки, грабившие русские селения, а в 1171 году князь северский Игорь Святославич одержал победу над ханами их Кобяком и Кончаком, а в 1399 г. литовский князь Витовт был разбит на её же берегах татарским князем Едигеем и, наконец, совершенным поражением Карла XII великим Петром на берегах ее при Полтаве.
   Ворскла вытекает в селах Маяках (767 душ) в 3 верстах от Яковлева. От Яковлева в Белгород...старая почтовая дорога в Курск. ... В 5 верстах от дороги на шести меловых утесах стоит село Шопино (принадлежащее графу Шереметеву, в коем считается 900 душ) и видны небольшие высеченные в горах землянки для сушения груш, сбываемых в значительном количестве в Москву.
   На 20-й версте видны хутора: Иванов, Роскошный, Ивачная Яруга, Оскочное, Недосекова и Ячнев Колодезь (в хуторе Иванове считается 11 дворов, Роскошном 200 душ, Ивачной Яруге 25, Оскочном 178, Недосекове 59, Ячневе Колодезе 79).
   Наконец, к 28 версте примыкает городская земля и показывается под горою в правой стороне Троицкий монастырь с семинарским при нем строении, Успенский собор и наконец весь Белгород ...
   До границы Харьковской губернии большая дорога идет всё более вправо к юго-западу, и вы продолжаете путь свой по степной возвышенности, встречая вправо однодворческое село Красное, дачу, принадлежащую Курскому архиерейскому дому, Вознесенское и село Соломенное (в котором считается 100 душ). Отсюда на протяжении 35 верст простирается цепь 150 курганов...
   На 16 версте, за 12 курганами, расположенными от самой дороги на протяжении 6 верст, видна деревня Чаусовка (состоящая из 250 душ)... вправо видна помещичья деревня Таврова, а за четырьмя же высокими курганами видны сельцы Таплинка и Бродок, далее, спустясь по крутой горе, проезжаете мимо пруда, на берегах которого стоит село Хлопово с каменною церковью и с домом в три этажа, окруженными со всех сторон красивыми рощами, садами и хлебопашными полями... Недалеко от станции находятся селы Черемошное на 4 горах, а в логу деревянная церковь, по преданию более 200 лет построенная, село Толоконное, далее деревни Толкачевка, Гриневка и Варваровка (в Черемошном считается 211 душ, Варваровке 100, Толоконном 140, Толкачевке 332, Гриневке 100)»
Описания замечательных местностей
   Удивительная русская семья Семеновых, щедро проявившая себя во славу Отечества на различных поприщах – государственном, научном, художественном. И, пожалуй, самый знаменитый в их роду - географ, путешественник, историк науки и государственный деятель Петр Петрович Семенов (1827-1914), заслуживший почетное прибавление к фамилии «Тянь-Шанский». Почетный член Петербургской Академии наук и вице-председатель Русского географического общества (официальным председателем традиционно числился кто-либо из царской семьи) уже на склоне лет замыслил  он вместе со своим сыном Вениамином, тоже географом, будущим основателем в СССР Географического музея, подготовить и издать серию больших популярных краеведческих очерков о России.
   Вдвоем они нанесли визит Альфреду Федоровичу Девриену. Известный издатель поддержал их предложение. В.П.Семенов представил план издания, «разбитого на 22 выпуска». Первый том под общим названием «Россия. Полное географическое описание нашего Отечества. Настольная и дорожная книга для русских людей» вышел в 1899 году. Десять тысяч экземпляров - весь тираж - быстро разошлись.
   Тома «России...» выходили не по порядку, а по мере готовности. В 1900 г. вышел третий том, в 1901-м - шестой. Вскоре почти вся семья Семеновых (отец, четыре брата и сестра) начала готовить второй том - о Среднерусской черноземной области. Основную работу взяли на себя В.П.Семенов и его отец.
   «В определенные дни недели,- вспоминал Вениамин Петрович,- мы с ним по утрам работали вместе в его кабинете... Мы сидели у него за ломберным столом, составляя совместно описания замечательных местностей... Работа шла у нас чрезвычайно дружно, и он был очень доволен ею...»
   Описания замечательных местностей... Перечитаем в старинном томе хотя бы некоторые: «...Еще в XVII в. обширные площади, отвоеванные лесом у степи в доисторические и исторические времена, существовали в неприкосновенности в южной половине области. Таков, например, Пузацкий лес на верховьях Сейма, Оскола и Оскольца; здесь теперь степь, и только названия селений вроде Пузачей и Вислой Дубравы указывают на прежний лес. Далее тот же лес продолжался через Старый Оскол к притокам реки Оскола  - Убле и Котлу, и притоку Дона - Боровой Потудани. Эта площадь носила название Погорелого леса и сохранилась частично ещё и доныне в виде значительных лесных островов. Название этого леса уцелело в имени здешнего села Роговато-Погорелого...
   На верховьях Донца была тоже обширная лесная площадь. Весь водораздел верховьев Псла и Ворсклы был также покрыт дубовым лесом… ныне здесь расстилается степь с небольшими лесными островами».
   «Пчеловодство в области существует почти повсеместно и преимущественно у крестьян: иногда им занимается ещё и духовенство. Почти нет села или деревни, где не нашлось бы одной или двух небольших пасек. Расположены такие пасеки у крестьян чаще всего в усадьбах, либо на огороде, либо в маленьких садиках. Наиболее успешно ведется пчеловодство, однако, в селах, расположенных вблизи помещичьих усадеб, в которых, особенно в старинных, непременно существовали липовые аллеи,  дающие во время цветения обильный взяток пчелам».
   Листаешь страницы старинного тома, читаешь-перечитываешь и незнакомое, малоизвестное былое родных мест становится понятнее и ближе. Думаю, это же чувство испытают и молодые белгородцы, познакомившись с выдержками из печатных трудов, которые процитированы в этой публикации.
Автор Борис ОСЫКОВ.

 

 
Интересная статья? Поделись ей с другими:

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Яндекс.Погода