Статистика

mod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_counter
mod_vvisit_counterСегодня6
mod_vvisit_counterВчера3
mod_vvisit_counterЭта неделя6
mod_vvisit_counterПрошлая неделя23
mod_vvisit_counterЭтот месяц10
mod_vvisit_counterПрошлый месяц4026
mod_vvisit_counterВсе дни255202

Кто на сайте

Сейчас 1 гость онлайн

Топ комментариев


| |
Прописано сердце по адресу детства
  Галина Ивановна Минакова – белгородка с тридцатилетним стажем. Здесь её семья – дети, внуки. А сердце получило пожизненную прописку в городе на Неве, где она родилась, выросла, столкнулась с первыми тяжелейшими испытаниями и научилась при любых обстоятельствах не изменять своей совести.
В разлуке
  Ей было всего четыре года, когда началась война. Отец, несмотря на полученное ещё в финскую войну серьёзное ранение ноги, обернувшееся хромотой, ушёл добровольцем на фронт. Мама, работница табачной фабрики, тоже старалась внести посильную лепту в разгром врага: участвовала в возведении оборонительных сооружений, рытье окопов, а потом устроилась газорезчицей на Кировский завод – готовила к переплавке остовы повреждённых в военных баталиях кораблей.
  staroeГалинку маме пришлось устроить в круглосуточный садик – эта мера была вынужденной и служила гарантией, что ребёнок не останется без присмотра и будет худо-бедно, но накормлен. А вот младшую дочь вместе с другими малышами ясельного возраста увезли в глубокий тыл.
  О времени блокадного детства в памяти Галины Ивановны остались лишь крупицы воспоминаний. Но день, когда в садик не привезли хлеба, она помнит хорошо. Голодная детвора тогда ждала до глубокого вечера, ждала и верила, что спасительные пайки вот-вот прибудут, отказываясь идти спать, дабы не пропустить момент доставки хлеба. Но… так и не дождалась. Продуктовый караван через Ладогу, видимо, попал под обстрел и был уничтожен.
  Как это случается, Галинка и её сотоварищи увидели воочию, оказавшись в группе эвакуируемых. Ребят погрузили на пароходы и повезли на противоположный берег озера. Внезапно налетели немецкие самолёты, начался обстрел. В шедшее во главе колонны судно с малышами из яслей попала бомба. Спасти практически никого не удалось: вода была холодная, да и плавать дети толком не умели.
  Несколько следующих дней перед глазами Гали стояла страшная картина с уходящим ко дну судном. Ища спасения от навязчивого видения, она всё крепче прижимала к груди презент, который мама успела ей передать при кратком прощании. Согретый теплом рук любимого человека, маленький пакетик со сластями был для неё как оберег от бед и напастей.
  Детсадовскую ребятню благополучно доставили поездом до Казани. Затем погрузили на подводы, прикрыли рогожками и повезли в неизвестном направлении.
  Пристанищем маленьких путников стала опустевшая школа. В одном из классов вдоль стен разложили прямо на полу набитые соломой матрасы. Получилась спальная. С не ахти какими удобствами, конечно, зато дававшая ощущение покоя. Вокруг не рвались снаряды, не выла сирена воздушной тревоги, не рокотали моторы самолётов. И стёкла окон не украшали перекрестья белых бумажных полос - в них беспрепятственно лились потоки солнечного света. Совсем как дома. До войны.
  В классе висели репродукции живописных полотен, в том числе и «Грачи прилетели» А. Саврасова. Большие чёрные птицы стали неотлучными спутниками Гали, свидетелями пережитого ею в разлуке с мамой. Годы спустя она будет частенько наведываться к «Грачам» в Русский музей. И в компании с ними перебирать в памяти эпизоды военного детства – с играми, в которых ребятня громила врага, помогая взрослым приблизить победу, со сводками Совинформбюро  об успехах наших войск, своей мажорной тональностью затмевавшими даже любимые сказки, и с прозвучавшей лишь в августе 1945-го долгожданной вестью: всё, едем домой!
Возвращение
  Возвращение получилось безрадостным. Папа, как гласила официальная бумага, пропал на фронте без вести. Младшая сестрёнка ещё не вернулась из эвакуации. А мама… Вместо молодой, полной сил, пышущей здоровьем женщины Галя увидела тоненькую тростиночку – в дни блокады маме поставили диагноз «дистрофия первой степени». И город - родной, любимый, пленявший своей красотой и гармонией - оказался беспощадно обезображен.
  В маленькой комнатке коммунальной квартиры, служившей пристанищем для Галиной семьи, тоже всё было не так, как прежде. Стол потерял две ножки. Лишился дверцы платяной шкаф. Стулья же и вовсе не сохранились – пошли на дрова в блокадную зиму. Ну да отсутствие мебели – дело поправимое. Куда как сложнее в сложившихся обстоятельствах было себя сохранить, совесть свою.
  В 18-комнатной квартире жили 57 человек. Поскольку холодильников в ту пору ещё не существовало, съестное выставлялось хозяйками на общей кухне за окно. И ни у кого из вечно голодной ребятни не возникало соблазна поживиться припасами соседей.
Или другой показательный пример. В одном из питерских домов содержались пленные немцы. Галя с приятелями нередко проходила мимо этого здания и… не могла не отреагировать на просьбы заключённых о подаянии. Сами скудно питавшиеся, дети с готовностью протягивали через прутья решёток на окнах кусочки хлеба – всё, чем мамы могли снабдить их, отправляя на занятия в школу. Никому и в голову не приходило напомнить пленникам о погибших отцах, разрушенном чудо-городе, пережитом матерями ужасе блокадной зимы. Дети чувствовали, понимали, что глумиться над кем бы то ни было – гнусно. И поверженный враг – не исключение...
  Книги, театры, музеи Ленинграда сформировали натуру мечтательницы, грезившую о романтике дальних дорог, а себя представлявшую не иначе как в образе отважного первооткрывателя. Все эти искомые можно было с успехом реализовать в профессии геолога. Если бы не обстоятельства: недужащая мама и младшая сестрёнка.
  Галина нашла компромиссный вариант - кинопроекционный техникум. Срок обучения в нём непродолжителен. А последующая работа связана с не менее увлекательным, волшебным миром кино. Впоследствии ко всем этим достоинствам профессии специалиста по обслуживанию киноустановок добавилось и ещё одно. Да какое! Галина не раз включалась в группы сопровождения звёзд отечественного экрана, проводивших в районах области творческие встречи или презентации новых фильмов. И не то что со стороны на любимых актёров посмотрела – со многими лично, на правах коллеги пообщалась.
  Способности девушки начальство быстро оценило. В перспективе у Галины уже маячила ответственная должность – заместитель начальника отдела культуры. Однако намеченный было сценарий пришлось переписать.
За мужем
  На встрече у друзей Галина познакомилась с интересным парнем – Фёдором Минаковым. Родом он был из города с поэтичным названием Белгород. В Ленинграде осваивал в военном училище профессию ракетчика.
  Когда срок обучения Фёдора подходил к концу, встал вопрос: один ли он поедет к месту службы или… Галина, подумав, предложение приняла. Сестрёнка к тому времени уже подросла и могла перенять эстафету по уходу за мамой. Так что замужеству ничего не препятствовало.
Как супруге военного Галине Ивановне пришлось отказаться от профессиональных амбиций. Колеся вслед за мужем по гарнизонам страны, она вынуждена была принимать любую имевшуюся вакансию. И в итоге сменила 15 (!) специальностей.
   Зато, словно в качестве компенсации, судьба подарила ей желанную возможность попутешествовать. 9 мест жительства сменили Минаковы. Даже сына старшего Галине Ивановне пришлось в поезде рожать. Потом, правда, долго лечились оба - и мать, и дитя. Так что в преддверии появления младшего она специально уехала к родственникам мужа в Белгород – у них было весьма комфортное и просторное жильё, не то что ленинградская крохотная комнатушка в коммуналке.
  Человек оптимистичный, она старалась с лёгкостью относиться к сложностям кочевой жизни и в каждом новом месте обитания искать свои преимущества. Скажем, однажды их направили в часть, расположенную в калининских лесах. Глухомань, скукотища. А Галина Ивановна радуется: прямо напротив дома – поляна с грибами. До 120 штук за раз набрать можно. Чуть дольше пройдёшь – изобилие ягод, щавель. При весьма скромном довольствии главы семьи - это очень хорошее подспорье. Плюс река рядом: муж в свободное время рыбу удит, от профессиональных забот отдыхает, а сыновья плавать учатся, закаляются.
  Подобный настрой Галины Ивановны помогал скрашивать однообразие будней, сплачивал семью, привносил в дом покой и гармонию…
  Когда подполковник Фёдор Александрович Минаков вышел в отставку, семья перебралась в Белгород. Дольше чем здесь, смеётся Галина Ивановна, мы нигде не задерживались – тридцать лет уже всё-таки прошло. Не то что дети – внуки выросли. Одного для счастья недостаёт: мужа не стало. Теперь и можно было бы в любимый город на Неве вернуться. Да опять обстоятельства не позволяют.
  Для женщины дом там, где её дети, считает Галина Ивановна. Она уезжает в Питер, ходит по знакомым с детства улочкам и… через несколько дней тосковать начинает. Возвращается к детям. В Белгород. Домой…
Ирина ДОРОНКИНА.
 
Интересная статья? Поделись ей с другими:

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Яндекс.Погода