Статистика

mod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_counter
mod_vvisit_counterСегодня6
mod_vvisit_counterВчера3
mod_vvisit_counterЭта неделя6
mod_vvisit_counterПрошлая неделя23
mod_vvisit_counterЭтот месяц10
mod_vvisit_counterПрошлый месяц4026
mod_vvisit_counterВсе дни255202

Кто на сайте

Сейчас 1 гость онлайн

Топ комментариев


| |
РЕАЛИТИ–РЖАКА
Сергей Писаренко и Евгений Никишин – в комедии «Большая ржака». Смешное интервью о смешном кино.
   Интервью с известными кавээнщиками и актерами Сергеем Писаренко и Евгением Никишиным [так сказать, фронтменами уральского «Уездного города»] неизбежно превращается в череду скетчей, потому что КВН для них не только образ жизни, а еще и форма мировосприятия. И нет никакой искусственности в том, как они шутят, да они и не стараются намеренно острить, чтобы соответствовать характеристике «веселый и находчивый». Они на самом деле так выражают свои чувства и мысли, что абсолютно естественно и непринужденно получается что–то веселое, смешное и парадоксальное. Большинство людей и не замечает, как по временам попадает то в Страну чудес, то в Зазеркалье, относясь ко всему слишком серьезно, а Серега и Женечка [именно так их зовут поклонники КВН] фиксируют эти моменты и реагируют на них мгновенно каскадом острот. Вот и их очередные персонажи из новой комедии страстно стремятся вырваться из Зазеркалья своего уездного городка, чтобы оказаться, как им кажется, в Стране чудес – в столице. Что из этого получится? Одна «Большая ржака»!
  – Публика часто ставит знак равенства между артистами комедийного жанра и их героями, и в новой картине с вашим участием многие начнут искать такое сходство: вы ведь тоже в свое время стали покорять столицу. Что скажете таким простодушным зрителям – вы похожи на своих персонажей из «Большой ржаки»?
  Е. Н.: Ой, тут в ресторане слышно плохо. На кого?
  С. П. [громко – Евгению]: На персонажей своих! Я сам отвечу. Внешне, вообще, очень похожи!
  Е. Н.: Я и по жизни так одеваюсь. Когда примеряли костюмы на съемочной площадке, смотрю: странно, по–моему, это мою собственную одежду мне и дали.
 С. П.: У меня даже один пиджак есть такого же фасона, как у моего героя. В одежде, которую герои носят в начале фильма, когда они еще никому не известны, – мы уже не ходим. Мы в жизни, наверное, наши герои, но уже в той фазе, когда они стали продюсерами.
– Так есть ли у вас рецепт успеха провинциала в столице?
 Е. Н.: Что? Рецепт?! Какой?
 С. П. [громко – Евгению]: Ваш рецепт успеха!
 Е. Н.: Во–первых, нужно хорошо слышать!..
[Сергей смеется, Женя выдерживает паузу.]
 С. П.: Нет, для начала, чтобы столицу покорить, надо в нее приехать.Е. Н.: Н–да, по Интернету не получится. И еще главное в Москве – не заблудиться. Устроиться на работу – хотя бы в домоуправление, подметать дворы.С. П.: Причем желательно подметать дворы где–нибудь около Союза кинематографистов. Именно там тебя заметят и сделают предложение…
 Е. Н. [подхватывает]: …«А нельзя ли мести в другое время?»
– Конечно, всех перипетий сюжета я пересказывать не буду, но для затравки скажем читателям, то есть потенциальным зрителям, что интрига «Большой ржаки» закручена вокруг поиска золота Колчака героями реалити–шоу. А сами вы когда–нибудь участвовали в реалити?
 Е. Н.: О–о! Было! Мы участвовали. Это был 2000 год, было лето. Шоу снималось три дня всего – в Челябинске. На пивзаводе!
 С. П. [оживившись] : А, да–да, припоминаю!
 Е. Н.: Участники где–то бегали, выполняли какие–то задания – типа «Форт Байярд». Но только мы–то там были не участники, а соведущие. Но так как на пивзаводе дело было – очень сложно вспомнить подробности.
 С. П : Почему же? Я вот, например, помню: победитель получал ящик пива.
 Е. Н.: А вот в прошлом году мы отказались поехать на «Жестокие игры», потому что они еще жестче, чем «Большие гонки», на которые мы уже в этом году поехать согласились.
С. П.: Да, там мы будем отстаивать честь России. Решились на это потому, что там идет соревнование между разными странами, это интереснее, почетнее – поддержать свою команду. Хоть будем знать, ради чего отправляемся на бой быков.
Е. Н. [трагически]: На бой с быками, ты уж говори правильно. Нас еще и в «Последний герой» звали сниматься на Украину. Мы не поехали – угадайте почему.
 С. П.: Да чего тут гадать. Все очевидно. Голодно там. Из еды только трава да песок. А Жене терять вес и выходить из образа ни к чему.
– Послушав пару невероятных автобиографических историй в вашем изложении, могу предположить, что вы и сокровища в своей жизни искали. Я права?
 С. П.: Да–а! Вы знаете, несколько лет назад у меня бабушка померла, Царствие ей небесное, старенькая совсем. А она у меня казачка была, так я, спустя сорок дней, решил – ну точно у нее где–то клад припрятан! Мы с моим другом дня два везде искали – нашли только одну серебряную ложку. Я тогда решил, что она, сто процентов, какая–нибудь элитная, в общем, особо ценная. И это нас как–то успокоило. А еще как–то раз во время съемок одной передачи нам с Женей показали озеро, в которое, по преданию, Емельян Пугачев бросил бочку с золотом – ну, когда его уже загнали в угол. Так вот, мы все ходили с Евгением вокруг этого озера, заглядывали в его воды. Я все не мог успокоиться, говорил: «Неужели водолазов сюда нельзя запустить, оно же небольшое?» – никак меня эта история не отпускала, про какие–то водные металлоискатели фантазировал.
 Е. Н.: Сергей постоянно меня спрашивал: «Ты глубоко ныряешь? А как у тебя с дыханием под водой?»
 – А как бы вы распорядились золотом Пугачева или Колчака, короче, найденным кладом?
 С. П.: Мне кажется, что мы так бы и не придумали, что с ним делать. Наверное, как в сказке, опустили бы этот сундук или ящик в какой–нибудь погреб и спускались бы туда время от времени, чтобы только поднимать крышку и молча стоять около, любоваться в темноте сиянием сокровищ.
 – Ну да, как скупые рыцари…
 Е. Н.: Да мы бы и этого не сделали. Думаю, мы бы его переименовали в писаренко–никишинское золото и… перепрятали!
 С. П. [одобрительно]: На следующие сто лет! Где–нибудь на Дмитровском водохранилище.
 Е. Н.: И снимали бы там в окрестностях «Большую ржаку – 2».
 – Вы много лет работаете в дуэте – не надоели друг другу?
 С. П.: Лишь бы зрителям не надоели. Нам, наоборот, здорово – мы чувствуем реакции друг друга, один подхватывает идею, которую кидает другой, хотя это может быть стопроцентная импровизация. Но мы понимаем друг друга моментально. Вот однажды к нам на передачу в гости пришел Виктор Мережко, человек внешне суперсерьезный. Был бы я один, растерялся бы: как его расшевелить? А тут Женька как–то удачно пошутил, сказал пару фраз, я тоже сориентировался, развил тему, и мы так, пасуя друг другу, сняли напряжение первых минут знакомства. И Мережко у нас тоже включился, все замечательно получилось. Мне кажется, это плюс – работать вместе; мы иногда, кстати, меняемся своими амплуа – я могу стать очкариком–недотепой, а Женька каким–нибудь разбитным дальнобойщиком там или еще кем–то. Дуэтов комических не так много, чтобы нам не ценить наш дуэт.
 – Зрители привыкли, что если в фильме снимаются кавээнщики, то, значит, они кроме того и сценаристы, авторы этой киноистории. А вы тоже в данном случае были не только актерами?
 Е. Н.: Нет, к сценарию мы отношения не имеем, мы здесь только актеры.
 С. П.: Но надо отметить, режиссер Виталий Москаленко всегда с интересом выслушивал какие–то наши предложения, и многие из них мы воплотили, где–то вставили фразочки, шутки, какие–то наблюдения от себя, то есть на съемочной площадке приветствовалось такое творческое отношение к материалу.
 – А были ли еще претенденты на роли ваших персонажей – главных героев картины?
 Е. Н.: Насколько я знаю, рассматривались кандидатуры Гарика Харламова и Тимура Батрутдинова. Возможно, были и еще варианты, мы просто не знаем. Видимо, то, что выбор остановили на нас, произошло благодаря тому, что мы не из столицы и в этом смысле изначально подходили под нужные типажи.
 С. П.: Ну еще мы с тобой разные, более разные, чем Батрутдинов и Харламов, они в одном направлении, что ли, и характерами в принципе похожи, и по фактуре. А тут – толстый и большой, все нагляднее, зримее, на контрасте.
 Е. Н.: Когда мы пришли на пробы, я увидел режиссера Виталия Николаевича Москаленко и, честно говоря, оробел. Сразу было видно настоящего профессионала, который знает, чего хочет, и владеет ситуацией на съемочной площадке. Безумно эмоциональный, сам все может показать, где надо – и жестко выразиться.
 С. П.: А он все пропускает через себя, через себя прогоняет каждую сцену, вместе с тобой все играет.
 Е. Н.: В общем, я заволновался, чего обычно со мной не бывает на пробах. И что интересно, сначала Виталий Николаевич нам предложил роли наоборот, то есть я пробовался на персонаж Сергея, а он – на моего героя. Ну, потом мы поменялись ролями, и все встало на свои места.
 – Если бы вам задали вопрос: «Почему надо посмотреть комедию «Большая ржака»?» – что бы вы ответили?
 С. П.: Потому что мы сами такие. Такие, как ее герои. Потому что, помимо всех грехов, есть два общечеловеческих, от которых в той или иной степени не избавлен никто из наших современников – тщеславие и жадность. И если нашими двумя персонажами движет исключительно жажда славы – попасть из своего Североволжска на большие экраны, то остальные пускаются в этот галоп за золотом [кстати, первоначально картина так и называлась, потом еще был вариант «Ослиный галоп»] по своей жадности.
 Е. Н. [все время, что Сергей говорит, сосредоточенно думает и наконец выдает]: Потому что там Медведева и Семенович снимались. Я так точно поэтому посмотрю. А ты?
 С. П.: Ну, там и другие гениальные актеры снимались. Театр сатиры, к примеру, представлен широко, да и МХТ, в фильме снялись также Александр Семчев, профессор Школы–студии МХАТ Игорь Золотовицкий.
 – Должна сказать, уже одно название комедии – «Большая ржака» – вызывает у снобов предубеждение, многие вообще считают комедию низким жанром. Странный парадокс: все вроде смотрят «6 кадров» и смеются, но не спешат в этом признаться. Так все же эта комедия – уступка такому ширпотребному юмору?
 С. П.: Поскольку смонтированный материал мы не видели, судить о том, что в итоге получилось, не берусь. Но, судя по процессу, это в любом случае должно быть весело. У нас на съемочной площадке была реальная ржачка. Даже режиссера мы раскалывали периодически. Но мы можем судить только об основной сюжетной линии, которую несли на себе наши персонажи, а ведь была еще масса реприз с другими парами героев. Там своя ржачка была. Там были такие прекрасные находки. Из того, что мы видели – Семчев отлично сыграл фээсбэшника.
 Е. Н.: Но предубеждение по отношению к нашим комедиям, к сожалению, существует. Причем если это американский фильм, ему почему–то прощаются шутки на грани фола, такие, знаете, очень физиологичные. Но если это отечественная комедия, начинают воротить нос. Но, позвольте, вы же над шутками в два раза жестче, грубее ухахатывались на американской комедии, там, извините, стены от фекалий коричневые, а тут, видите ли, низкий вкус всех смущает. Какие–то двойные стандарты существуют в критике смешного в западном варианте и в российском, я давно это заметил.
 – У вас уже выстраивается галерея кинообразов, вы кинематограф осваиваете вполне успешно, но пока в чужих сюжетах и постановках. А может, взять процесс в свои руки и снять картину по собственному сценарию, в своем режиссерском видении, ну и, как водится, в актерском исполнении собственной персоной – есть такие замыслы?
 С. П.: Есть. Правда, на неожиданный для большинства сюжет – о школьном учителе. Это трагикомедия, там первая часть истории смешная, а вторая – грустная. Это рассказ про гениального педагога, который разрешает самые запутанные конфликты между учениками, помогает им находить выход из самых сложных ситуаций. Он творит чудеса там, где родители просто–напросто не знают, что делать со своими детьми. Я уже излагал эту идею некоторым инвесторам, но возникает вопрос – коммерческая ли эта тема. Хочется ее реализовать.
 Е. Н.: Сейчас подзаработаем денег, чтобы ни от кого не зависеть. Продадим все движимое и недвижимое. И найти нас можно будет на Киевском или Казанском вокзале.
 – Кстати, об инвестициях. По вашим наблюдениям, российская комедия в прокате способна окупиться?
 С. П.: Да вот «Лопухи», предыдущий проект с нашим участием, себя окупил прекрасно. Причем пользовался успехом как у среднестатистического зрителя, возможно, не высоколобого интеллектуала, но вполне себе адекватного, так и у подростков и юного зрителя. Видимо, увлекла их атмосфера авантюрно–комедийной истории. Надеемся, что и «Большая ржака» себя оправдает.
 – В каком кино вы мечтали бы сняться?
 Е. Н.: Я бы снялся в фильме про войну. Но хотел бы я сыграть предателя, такого, знаете, неудачника, чтоб посмешнее.
 С. П.: А я бы Василия Теркина сыграл. Неунывающего парня с гармошкой, правда, я на гитаре играю, но это не страшно. И еще злодея бы, с удовольствием.
 – Злодея?!
 С. П.: Вы просто не видели меня выбритым наголо – вот где «лицо ужаса». Помнится, в армии я однажды так вжился в образ, когда надо было вору, укравшему общественный магнитофон, учинить допрос с пристрастием для выяснения обстоятельств, что тот побежал к начальству с воплями: «Это же уголовник, убийца!» Так вот, я достоверно изобразил все, что прежде видел в разных фильмах – со всеми выражениями лиц. Причем это не была дедовщина, мы были одногодками. Но тогда же я получил еще один результат своего удачного актерского перевоплощения – загремел на семь суток на губу. Хотя могло быть и хуже.
 Е. Н.: Эх, не довелось мне в армии послужить. И что–то мне подсказывает, что в военной тематике мне светит только предатель.
 С. П.: Но зато какой смешной!
 Е. Н.: Лишь бы кино было хорошим.
Беседовала Лилит ГУЛАКЯН.
   Увидеть этот фильм своими глазами в кинотеатре "СИНЕМА ПАРК", получив бесплатный пригласительный, смогут те, кто расскажет нам, в каких ещё фильмах снималась актриса Алёна Яковлева. Ответы присылайте по адресу Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript .
 
Интересная статья? Поделись ей с другими:

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Яндекс.Погода