Статистика

mod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_counter
mod_vvisit_counterСегодня5
mod_vvisit_counterВчера3
mod_vvisit_counterЭта неделя5
mod_vvisit_counterПрошлая неделя23
mod_vvisit_counterЭтот месяц9
mod_vvisit_counterПрошлый месяц4026
mod_vvisit_counterВсе дни255201

Кто на сайте

Сейчас 1 гость онлайн

Топ комментариев


| |
Дмитрий Хворостовский:
«Я ощущаю себя полностью свободным человеком»
   15 июня в Белгородской государственной филармонии состоялся концерт народного артиста России, лауреата Государственной премии РФ и престижных мировых премий в области музыкального искусства, востребованного на лучших оперных сценах Европы и Америки русского баритона Дмитрия Хворостовского. В программу выступления артиста вошли арии из русских и зарубежных опер и песни Великой Отечественной войны. В концерте приняли участие коллективы Белгородской филармонии — симфонический оркестр (за дирижёрским пультом в этот вечер стоял заслуженный артист России Константин Орбелян, племянник и тёзка известного композитора и дирижёра) и камерный хор под управлением Елены Алексеевой. Накануне концерта Дмитрий Хворостовский и Константин Орбелян встретились с белгородскими журналистами, ответив на их вопросы.
 klass - Дмитрий Александрович, для начала поделитесь, пожалуйста, первыми впечатлениями от нашего города...
  - Я приехал вчера вечером и мало что видел. Константин Гариевич с утра был на экскурсии по городу, а я в это время занимался в фитнес-клубе. Но уже познакомившись с филармонией, с её прекрасным зданием, я потрясён тем, что такие храмы искусства строятся в наше время, что губернатор и правительство области поощряют классическое искусство. Это благое дело, это подвижничество — ваши руководители понимают: необходимо вкладывать силы, вкладывать деньги, вкладывать любовь в наших детей, которые станут наследниками того, что создаётся сегодня. И я это приветствую.
  - Как формировалась программа Вашего концерта в нашем городе?
  - Когда меня приглашали в Белгород, была просьба включить в программу концерта военные песни. Это, конечно, неслучайно. Ведь на белгородской земле живут люди, которые помнят и знают, что такое война. Я знаю о войне по рассказам мужа бабушки, которая меня воспитывала, - он был танкистом и дошёл до Кенигсберга. Это был настоящий герой. Когда он в старости надевал все свои ордена и медали, их тяжесть клонила его вниз...
  Программа военных песен мне очень дорога. В них история нашей страны, история нашей семьи — ведь мой родной дедушка погиб на фронте... Но мы выступаем с ними и за рубежом. Удивительно, что эта музыка вызывает слёзы горечи у публики, далёкой от нашей истории и нашей культуры. Видимо, в ней заключён некий код боли, который понимают и ощущают люди независимо от того, в какой стране живут.
  - Ваш концерт в Белгороде проходит при поддержке Фонда развития классического музыкального искусства...
 - Деятельность таких фондов можно только приветствовать! Всё-таки нужно разграничивать популярное, коммерческое и классическое искусство. Ведь именно классика обеспечивает залог нашего завтрашнего дня, культурного уровня будущих поколений...
  - Где Вы сегодня ощущаете свой дом?
  - Там, где находится моя семья! А семья находится в Лондоне. В этом городе я живу уже больше  20 лет, оставаясь при этом гражданином России...
  - Как Вы относитесь к модернистским постановкам классических опер? Приходилось ли в них участвовать?
  - Очень хорошо! Двумя руками и ногами за, если это сделано талантливо, адекватно произведению и имеет успех у публики. Недавно я участвовал в «Травиате» Джузеппе Верди, поставленной Вилли Деккером в нью-йоркской «Метрополитен-опера». Некоторые вещи в спектакле меня раздражали. Я об этом сказал режиссёру, он обиделся, потом обиделся я, хлопнул дверью, сказав, что еду домой... Но в результате нам всё-таки пришлось помириться. Меня оставили в покое, и я делал то, что считал нужным делать на сцене. Эта постановка «Травиаты» нравится тысячам людей своей простотой и даже некой примитивностью. Для меня это удивительно, ведь я в «Метрополитен» начинал петь в «Травиате» Франко Дзефирелли, которую теперь заменили спектаклем Деккера. Мне это несколько обидно, но должен сказать, что работать с Вилли Деккером было интересно.
  Вообще, я где-то восемьдесят процентов своего рабочего времени провожу именно в «Метрополитен-опера» и хочу заметить, что с приходом нового директора здесь очень многое перестраивается, происходят достаточно интересные вещи. Так, канадским режиссёром Робером Лепажем, который работал в том числе и в «Цирк дю Солей», поставлен весь цикл опер «Кольцо Нибелунгов». Эти спектакли вызывают много споров, согласие и несогласие — особенно среди артистов, которые вынуждены выполнять совершенно акробатические кульбиты. Но визуальный эффект представлений потрясающий! Я посетил все спектакли этого цикла и даже полюбил Вагнера! Думаю, что таким авангардом театру стоит гордиться.
  - В своё время вы представляли за рубежом новое лицо России... Каким, по Вашему мнению, должно быть лицо России сегодня?
  - Вряд ли я могу ответить на этот вопрос. Я не отношусь к какому-то кругу российской элиты, потому что всю свою творческую биографию прожил в общем-то сам по себе. Уйдя ещё мальчиком из Красноярского театра оперы и балета, ощутил и до сих пор ощущаю себя полностью свободным. Я независимый человек, абсолютно свободный в своём творческом выборе.
  - Дмитрий Александрович, как происходит музыкальное воспитание детей в вашей семье?
  - Они представляют для меня подобия растущих олимпийских богов — настолько они совершенны, красивы и талантливы! Впрочем, как и для каждого родителя. Мои детки — моя радость, я их просто люблю и совсем не воспитываю. Хотя, наверное, это надо делать. Они, конечно, занимаются музыкой, но без меня. Меня, как и мою супругу Флоранс, они вряд ли смогут  воспринимать в качестве учителей.
  - Нет ли в ваших планах занятий преподавательской деятельностью или организации фонда для одарённых детей, подобного Фонду Владимира Спивакова?
  - Чтобы создать фонд, нужны хорошие помощники, потому что я и какие-то финансовые структуры — это две вещи несовместные. У меня не так давно была встреча с талантливыми детьми... Когда я к ним пришёл, увидел их горящие глаза, стал отвечать на их многочисленные записки и вопросы из зала, я совершенно потерял голову и ощущение времени, получив от них огромный заряд положительной энергии... И решил, что буду каким-то образом помогать одарённым ребятам. Но и до этого в рамках проекта «Хворостовский и друзья» проходил конкурс молодых оперных дарований, победители которого выступали на одной сцене с мировыми звёздами. Да, я хочу помогать талантам и буду эту деятельность расширять, а вот о преподавании не думал, не думаю и вряд ли когда-нибудь займусь им. Я по сути своей не педагог. Вообще, мало кто из больших певцов становятся педагогами. Но мастер-классы давать постараюсь.
  - Над какой программой Вы планируете работу?
  - Не так давно я записал вокальную музыку Рахманинова, а в ближайшее время вместе с Академическим большим хором «Мастера хорового пения» под управлением Льва Конторовича приступаем к записи произведений духовной музыки. Интересная работа предстоит и над сюитой Д. Шостаковича «Сонеты Микеланджело Буонаротти».
  - Вы только что рассказывали, как оперные певцы возмущались тем, что им приходится порой выполнять акробатические трюки... Вы находитесь в прекрасной спортивной форме. Это для того, чтобы соответствовать требованиям современной оперной режиссуры?
  - Я занимаюсь спортом, потому что он даёт мне энергию, радость и ощущение себя. Любые просьбы режиссёров современных оперных постановок, которые требуют от меня определённой степени акробатизма, мне не страшны. Для меня это уже стало стилем жизни. Когда мне было 44 года, мой костюмер сказал: если ты сейчас не начнёшь заниматься собой, потом будет поздно. И я ринулся в фитнес.
  - А «диета» для голоса у Вас есть? В жару пьёте холодный квас?
  - Да, как раз в жару не боюсь пить холодное. Вообще не болею горлом, ибо оно у меня закалённое. Конечно, пить, курить для голоса вредно, но если нельзя, а очень хочется... (смеётся).
  - Почему Вы не поёте в оперных театрах России?
  - Так жизнь сложилась, что когда я начинал оперную карьеру, наш главный театр — Большой театр России — находился в упадке. С моим коллегой, замечательным дирижёром Валерием Гергиевым мы сделали немало совместных проектов... Но Валерий Абисалович — невероятно востребованный дирижёр, занятый 24 часа в сутки, и в Мариинском театре ничего без мановения его палочки не происходит. Мне такой график, когда всё решается в последний момент, когда репетиции назначаются или отменяются по желанию дирижёра, не подходит. Хотя я очень люблю Мариинку!
  Нельзя сказать, что я совсем не пою оперу в России. Так, например, в театре «Новая опера» Евгения Колобова я впервые в своей творческой биографии исполнил роль Риголетто...
  - Дмитрий Александрович, вспомните, пожалуйста, самый яркий пример проявления любви поклонников к Вам...
  - Где-то  пять лет назад я выступал в Анжеро-Судженске Кемеровской области на открытой площадке. Люди дарили цветы и разные поделки... И вот я вижу, как по длинному коридору к сцене движется приблатнённой походкой человек, поднимается по ступенькам, подходит ко мне, достаёт из кармана ... финку и говорит: «Это самое дорогое, что у меня есть, я сделал её сам на зоне». Храню эту финку до сих пор.
  - Не так давно Вы выступали с новой программой на фестивале «Черешневый лес» в Москве. Каковы Ваши впечатления от этого мероприятия?
  - Я выступал в зале Московской консерватории имени Чайковского, а в рамках какого там «леса» это происходило, мне не важно! Да, там была определённого рода публика в бриллиантах на дорогих местах в партере. Меня это немного раздражало. Но был и балкон, полностью занятый студентами, что не может не радовать...
  - Ваше сотрудничество с Константином Орбеляном, похоже, носит не только творческий характер...
  - Я Константина очень люблю, благодаря знакомству с ним я на многие вещи стал смотреть совершенно по-другому. Несмотря на то, что этот человек родился и вырос в Сан-Франциско, он знает Россию и русскую культуру лучше, чем многие-многие из нас. Для меня это пример, как надо любить Родину. И сейчас я хочу передать слово моему другу.
  - Очень приятно, оказавшись в таком прекрасном здании филармонии, встретить здесь столь же замечательных музыкантов, - отметил Константин Орбелян. - У вас удивительные оркестр и хор, очень хорошо профессионально подготовленные, старательные, внимательные. Просто огромное личное спасибо Ивану Григорьевичу Трунову, директору филармонии, за то, что он делает. Будем надеяться, что мы встречаемся не в последний раз.
Подготовила
Наталья ПОЧЕРНИНА.
P.S. Концерт Дмитрия Хворостовского в Белгороде организован при финансовой поддержке Фонда развития классического музыкального искусства. Фонд создан в 2011 году по инициативе губернатора Белгородской области Евгения Савченко для организации концертов известных музыкантов и осуществления творческих проектов филармонии.
Подробнее о деятельности Фонда можно узнать на его сайте: www.belclassic.ru
Фото Дмитрия Межевикина (afishka31) и ИА Бел.ру
 
Интересная статья? Поделись ей с другими:

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Яндекс.Погода